Крайний угол на Немецком рубеже (kolkankulma) wrote,
Крайний угол на Немецком рубеже
kolkankulma

Криптография и Свобода - 2. Корея

Оригинал взят у mikhailmasl в Криптография и Свобода - 2

Корея

        По большому счету, поездка в Корею напоминала авантюру, схожую с принятым в молодости решением поступать на 4 факультет Высшей Школы КГБ. Интуитивно ясно, что там нужны специалисты-криптографы, но какова при этом будет проза жизни в незнакомой стране?

        Но по сравнению с абсолютной неизвестностью о 4 факультете ВКШ в 1974 году, о Южной Корее в 2002 году было известно, что это динамически развивающаяся страна, причем развивающаяся исключительно за счет своей промышленности, производящей известную всему миру электронику, бытовую технику и автомобили. Как корейцы смогли построить такую страну без нефти и газа? Что такое типичная корейская компания, в которой мне предстояло работать? Ну и наконец самый интересный для меня вопрос: что представляют из себя корейские специалисты-криптографы?

        В детстве я любил читать газеты, и в то время (конец 60-х годов) о Южной Корее писали не иначе, как о марионеточной проамериканской стране. Возможно, какая-то доля истины в этом и была: страна жила на американские дотации, которые зачастую банально разворовывались - некий аналог легких нефтяных денег в современной России. Но затем власть в Сеуле захватили военные и, как теперь стало ясно, они навели порядок в экономике. Вместо банального разворовывания деньги стали вкладываться в закупку новых технологий и развитие производства. Через 10 – 15 лет о Южной Корее заговорили как об азиатском тигре и южнокорейские товары стали завоевывать мир. Вот такая краткая и поучительная история со счастливым концом про корейское экономическое чудо. Ну а мне предстояло увидеть это чудо своими глазами и даже принять некоторое участие в том, чтобы оно стало еще чудеснее. А причина, по которой корейцы в 2002 году стали искать зарубежного криптографа, была простая: у них накануне по Интернету утащили из одного банка $50000. Это, конечно, не чеченские авизо, но что-то на ту же тему. История получила широкую огласку и, перефразируя популярную песню Андрея Макаревича, корейский исполком забил в колокола.

        Здесь настала пора познакомиться с корейской криптографией. На мой взгляд, таких богатых криптографических традиций, как в России, у корейцев нет, но они умудрились примерно на 10 лет раньше, чем в России, сделать криптографическую защиту бытовой и общедоступной. Например, полноценный Internet Banking и общенациональный сертификационный центр Yessign в Корее существуют уже с конца 90-х годов. Поход ногами в банк считается здесь почти неприличным, все операции – по Интернету. А это, в первую очередь, предполагает аутентификацию пользователя банковским сервером, а аутентификация – это digital signature, по-русски – электронно-цифровая подпись или ЭЦП, слово, которое только сейчас начинает входить в обиход россиян. Корейцы не изобретали своих оригинальных алгоритмов ЭЦП - как и в большинстве развитых стран они применяют алгоритм RSA. Они не ломали через колено CRYPTO API – встроенный в Windows криптографический интерфейс - ради внесения в него каких-то своих «изюминок», такое ломание всегда чревато сбоями и конфликтами в работе компьютера. Корейская специфика процесса аутентификации была внесена аккуратно и осторожно, руководствуясь принципом: CRYPTO API священно и неприкосновенно. Все это, а еще и значительно меньшая ретивость чиновников, в совокупности и дали корейцам выигрыш в 10 лет.

        Мне, безусловно, было очень интересно познакомиться с корейской криптографической технологией и в этой книге я еще не раз ее коснусь. Ну а как же там при такой технологии умудрились утащить из банка $50000? Как оказалось, довольно просто: хакеры просканировали память компьютера и нашли в ней секретный ключ. Как защититься от подобных атак – ответ тоже достаточно очевиден: спрятать секретный ключ куда-нибудь в более надежное место, например в смарт-карту, а работу с ним осуществлять с помощью какого-нибудь общеизвестного криптографического интерфейса: Cryptography Service Provider (CSP) или специализированного интерфейса для смарт карт PKCS#11. Эти три слова: Smart Card, CSP и PKCS#11 стали ключевыми за все время моей работы в Южной Корее.

        Ну а что же представляет из себя типичная корейская софтверная компания и каковы особенности работы в ней российского специалиста? Здесь надо отметить, что помимо российских программистов корейцы приглашают на работу также программистов из других стран, но у россиян, как правило, более основательное базовое образование. В компании Shinhwa, где я начинал свою корейскую «карьеру», было четверо россиян и один индиец. В криптографии же разбирался только я один, все остальные, как корейцы, так и иностранцы, делали специализированное ПО для какого-то устройства. Первоначальная цель моей работы была такой: сделать Smart Card CSP для системы Internet Banking корейского Kookmin Bank, по-русски – народный банк, некий аналог нашего Сбербанка, 13-ый рейтинг в мировой классификации крупнейших банков.

        Про все перипетии создания этого CSP я расскажу чуть позже, здесь же только отмечу, что в отличии от 1992 года, когда мне приходилось практически в одиночку решать все технические вопросы при создании системы защиты телеграфных авизо для Центрального Банка России: от разработки оригинального алгоритма вычисления кода подтверждения достоверности до обучения операционисток ЦБ работе с программной реализацией Криптоцентр-Авизо – в Корее я делал только строго определенную задачу – программную реализацию Smart Card CSP. Буквально сочетание «Smart Card» переводится на русский язык как «умная карта». Внутри карты есть простенький процессор, с помощью которого можно выполнять некоторые криптографические и не только криптографические операции. Некоторые операции можно выполнять на уровне hardware, т.е. с помощью команд, встроенных в архитектуру процессора. Как правило, эти операции выполняются достаточно быстро, типичным примером такой операции является выработка случайных чисел. Если какую-то операцию нельзя выполнить на уровне hardware, то в смарт-карте есть своя внутренняя операционная система, позволяющая программировать некоторые функции на языке, схожем с C или JAVA, однако такая функция, реализованная на уровне software, будет работать намного медленнее, чем на hardware. Например, выработку случайных ключей для алгоритма RSA реализовать в Smart Card на уровне software за разумное время практически невозможно.

    Саму смарт-карту создавала и программировала компания LG-Hitachi, причем японская Hitachi штамповала чипы и обеспечивала их начинку на уровне hardware: в частности, не сразу, а примерно через год японцы научились довольно быстро вырабатывать случайные ключи для алгоритма RSA на аппаратном уровне – технически это весьма нетривиальная проблема. Корейская LG писала необходимые программы (applets) для этих чипов, т.е. обеспечивала уровень software. Эти applets затем прописывались в чипы с помощью специальных устройств и образовывали так называемый набор APDU команд, с помощью которых осуществляется взаимодействие чипа с компьютером. Ну а моя работа – вставить эти APDU команды в текст программы для CSP.

    В Hitachi чипы проектировал японец Номура, веселый и общительный парень лет 30, я встречался с ним только один раз, когда он приезжал в Корею. Мне же, несмотря на неоднократные приглашения Номуры, съездить в Японию так и не удалось: для россиян слишком сложная процедура оформления японской визы. А в LG аплеты писал small mr. Lee – маленький мистер Ли, ибо в том подразделении LG, с которым мы контактировали, было целых три мистера Ли, и чтобы как-то их различать, пришлось обозвать их как Huge, Big and Small в соответствии с их служебным положением. Для себя я называл small mr. Lee просто Кирюшкой, он был очень похож на одного моего дачного знакомого. Кирюшка учился в Австралии и неплохо говорил по-английски. LG откомандировала его на Shinhwa и там у нас с ним сложился общий дуэт по окучиванию Kookmin Bank.

    Мой первый корейский босс – тоже мистер Ли (по моим впечатлениям, 40% корейцев – мистеры Ли, 30% – мистеры Кимы) – чем-то напоминал уже известного читателю по первой книге «Криптография и Свобода» российского г-на К. Но теперь у меня уже имелся опыт общения с подобными людьми, так что здесь я не питал лишних иллюзий. А вот Президент компании Shinhwa – мистер Хо – оставил о себе очень приятные воспоминания. Это был веселый, энергичный и очень активный человек, он постоянно организовывал различные интересные вылазки: то на корейский горнолыжный курорт, то на водных лыжах, то на «живой» концерт какой-то корейской рок-звезды, причем все расходы оплачивала компания Shinhwa.

    По корейским (хорошим) традициям каждая компания организовывает для своих сотрудников два раза в год – весной и осенью – пикники на природе. Россияне хорошо представляют себе смысл слова «пикник на природе», корейское понимание - примерно такое же. Обычно в пятницу в обед к офису компании подаются автобусы, люди и выпивка погружаются в них, и автобусы везут компанию километров за 150 на юг (на севере – Северная Корея) от Сеула. Там в придорожном кабачке пикник начинается, разгорается и т.д. в соответствии с корейскими стандартами, отличающимися от российских только тем, что вместо водки – корейская соджа, рисовая водка крепостью 24%. Часам к 12 ночи фирма опять погружается в автобусы, которые отвозят отдохнувших сотрудников в заранее забронированный отель, чаще всего напоминающий турбазу. Ночь в комнате в спартанских условиях (на полу, легкий матрац и соломенная подушка) и на утро – отрезвляющие мероприятия: спортивные изыскания, футбол, лазание по горам и т.п. Во второй половине дня пришедшая в себя фирма отвозится назад в Сеул до следующего пикника.

    К сожалению, где-то к 2005 году IT-бизнес (информационные технологии) компании Shinhwa забуксовал. Его основу составляли продажи какого-то устройства, которое к тому времени, по-видимому, уже морально устарело, а контракт с LG на поставку SmartCard CSP для Kookmin Bank, хотя и был к тому времени выполнен, но не принес желаемых финансовых дивидендов. Поэтому мистер Хо решил этот бизнес продать, а новый владелец собирался перепрофилировать компанию на BT-бизнес (био технологии). Все законно, владелец компании волен поступать со своей собственностью так, как ему заблагорассудиться. Но больше всего меня в этой истории поразило отношение старого и нового владельцев к персоналу фирмы: ведь многим сотрудникам, не желающим участвовать в BT-бизнесе (по-простому – работать на аптеку), в том числе и мне, предстояло искать себе новую работу.

    Передача бизнеса осуществлялась где-то в начале 2006 года, поэтому традиционный осенний пикник 2005 года новый и старый владельцы решили провести в декабре 2005 года и сделать его запоминающимся, чтобы у сотрудников не осталось чувства обиды к компании. Вместо традиционной схемы: в автобусы и на природу, фирма была полностью погружена в самолет и отправилась на три дня в Гонконг.

    Сразу после прилета - в автобусы и в гонконгский диснейленд. Дерево Тарзана, путешествие по реке с полной имитацией живых горилл, бегемотов, жирафов, аборигенов-людоедов и извержения вулкана, 3D-кинотеатр, в котором до Miki Mouse так и хочется дотронуться рукой, веселая и радостная атмосфера праздника. Все три дня я с жадностью пытался все сфотографировать и снять на видео и, возможно, несколько помещенных ниже фотографий из этого турне помогут читателю тоже на мгновение окунуться в его атмосферу, полную чудес, юмора и фантазии, так необходимых для творческой работы.

Компания Shinhwa у главного входа в диснейленд.

Фонтан на входе в диснейленд.

Вулкан.

Дерево Тарзана.

Тарзан.

Вид с дерева Тарзана.

Самогонный аппарат Тарзана.

    Второй день был целиком посвящен самому Гонконгу.

    А на третий день нас повезли в китайский город Шенг-Шен, что в 30 минутах от Гонконга на электричке. Шенг-Шен вырос за последние 15 лет как на дрожжах за счет электроники, благо рынок – Гонконг – под боком. Там сейчас еще построили великолепный парк-музей китайской истории с имитацией Великой Китайской Стены.

И в заключение «китайского» дня было феерическое представление с морем красок и огня.

Вот такие в Корее нравы и обычаи. Используя терминологию программиста, я бы назвал Корею страной с дружественным интерфейсом.

    Однако, пора поговорить и о чем-то более существенном, чем о самогонном аппарате Тарзана и китайских развлекалочках. О криптографии более детально.



Назад                                Продолжение
В начало книги Криптография и Свобода - 2


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments